-И тополя уходят -
но нам оставляют ветер.
Федерико Гарсиа Лорка
 

Эдуард Веприков, художник милостью Божьей, являл собой феномен, соединяющий свободное воображение, музыкальный и поэтический дар, детскую непосредственность, артистизм. Его глубокая поэтизация бытия, утонченность не были признаны равнодушным к красоте XX веком. Отсюда ощущение тоски и безысходности. Из-за инаковости судьба живописца оказалась трагической.

Эдуард появился на свет в Одессе, "у самого Черного моря" и вобрал в себя всю прелесть юга. Родители, талантливые и самоотверженные врачи, души не чаяли в первенце. Но недолго длилась безмятежная пора. В 1937 году по ложному доносу арестовали отца. Мать с двумя малолетними детьми за двадцать четыре часа выдворили из города с клеймом - "семья врага народа". Начались скитания. Так маленький Эдик столкнулся с жестокостью общества, неблагосклонность которого суждено было ему испытывать всю жизнь.

Безжалостность Социума смягчила Природа. Солнце одарило мальчика смуглостью, поле - васильковой синевой глаз, море - мятежностью, ветер - трепетной душой. Звуки, краски, ритм мироздания стали его стихией.

Уже в школе он увлекался поэзией, музыкой, театром, рисованием. Изысканный Санкт-Петербург (тогда Ленинград), alma mater - Институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е.Репина - определили содержание и стиль его полотен.

Врожденная музыкальность, дар колориста и счастливо унаследованная способность безошибочно выбирать точное композиционное решение, отмеченное гармонией и симметрией, удивительное чувство пластики - все это способствовало созданию неповторимого художественного мира, в котором непосредственное, конкретное вело к всеобщему, можно сказать, к ирреальному, вселенскому.

Рисунки Веприкова наполнены радостью солнца и печалью луны, звонкостью птичьих голосов и тишиной уснувших деревьев, сполохами восходов и закатов.

Их метафоричность заключает какую-то загадочную внутреннюю суть, диковинный корень, но в конечном счете выражает микрокосм человека.

Он рисовал нежность и страсть, горе и боль, свет и мрак, жизнь и смерть. Он живописал красоту и обнаженность, орфическое целомудрие и дионисийскую оргиастичность. Стремился изобразить первозданность "от первого плача и первого поцелуя", но его не поняли.

Так воздадим должное душевной тонкости, печали, любви к тайне, ранимости и плодоносной чувственности, аристократизму Эдуарда Веприкова, поэта- художника.

Г.И. Тамарли,
доктор филологических наук,
профессор

49. Звезды, падая, сгорают.
Звезды, падая, живут.



65. Я обнял твои колени
средь моря хлебных волн.



51. Огня хочу испить
Твоим я ртом.